Что видят люди под наркозом: 10 мифов о наркозе: чего стоит и не стоит бояться | Здоровая жизнь | Здоровье

Содержание

10 мифов о наркозе: чего стоит и не стоит бояться | Здоровая жизнь | Здоровье

Наш эксперт – руководитель отделения анестезиологии и терапии критических состояний МНИИ педиатрии и детской хирургии, доктор медицинских наук, профессор Андрей Лекманов.

1. Можно увидеть «тот свет».

Анестезия с клинической смертью не имеет ничего общего.

2. Можно очнуться в самый разгар операции.

Эту тему с замиранием сердца обсуждают тревожные больные. В принципе анестезиолог может разбудить больного специально, но он никогда этого не сделает. У него другая задача. А самому пациенту проснуться досрочно не под силу.

3. От наркоза можно стать умственно отсталым.

Специальные тесты показывают, что память, внимание, способности к запоминанию… после любой общей анестезии снижаются. Этот эффект длится от двух недель до нескольких месяцев, но уловить снижение под силу только специалисту, настолько эти нарушения минимальны.

4. Каждый наркоз уносит 5 лет жизни.

Некоторые дети уже до года получили по 15 и более анестезий. Сейчас это взрослые люди. Считайте сами.

5. Организм за анестезию потом всю жизнь расплачивается.

Как любая лекарственная терапия, наркоз действует определенный промежуток времени. Длительных последствий нет.

6. С каждой новой операцией придется применять все большую дозу наркоза.

Нет. При тяжелых ожогах некоторым детям делают анестезию до 15 раз за 2–3 месяца. И доза не увеличивается.

7. При наркозе можно заснуть и не проснуться.

В обозримом прошлом, а тем более настоящем, все больные просыпались.

8. От наркоза можно стать наркоманом.

За 40 лет работы я видел только один случай, когда ребенку с упорным болевым синдромом три месяца подряд бездумно давали наркотики и сделали его зависимым. Более таких больных я не наблюдал.

9. После анестезии человек еще долго будет заторможенным.

Нет. В США 70% операций проводятся в стационаре одного дня (утром больной приезжает на операцию, днем уезжает домой). На следующий день  взрослый идет на работу, ребенок приступает к учебе. Без всяких поблажек.

10. После анестезии можно впасть в кратковременное буйство.

Можно. Но это индивидуальная реакция, которая при современной анестезии встречается крайне редко. Когда-то, лет 30 назад, когда еще применялся эфирный наркоз, возбуждение было нормальной реакцией как на вхождение, так и на выход из него.

Особенно много волнений вызывает необходимость использования наркоза, если речь идет не о взрослых пациентах, а о ребенке.

Проснулся – ничего не помню

 

Формально больные имеют полное право принимать участие в выборе анестезии. Но реально, если они не специалисты, этим правом воспользоваться им трудно. Приходится доверять клинике. Хотя понимать, что врачи вам предлагают, все-таки нелишне. 

 

Если говорить о детях, сегодня считается нормой (в России – в теории, в Европе и в США – на практике), что любое оперативное вмешательство у них должно проводиться под общей анестезией. Состоит она из трех составляющих. Первая – наркоз или сон. На Западе говорят «гипнотический компонент». Ребенок не должен присутствовать на собственной операции. Он должен находиться в состоянии глубокого медикаментозного сна.

Следующий компонент – аналгезия. То есть собственно обезболивание.

Третий компонент – амнезия. Ребенок не должен помнить, что предшествовало непосредственно операции и, естественно, что было во время нее. Он должен проснуться в палате без всяких негативных воспоминаний. За рубежом, кстати, пациенты могут подать на врачей в суд и без проблем выиграть дело, если они получили психическую травму в результате операции, притом что ее можно было не допустить. Это не блажь, поскольку речь идет о навязчивых страхах, нарушениях сна, приступах гипертонии и озноба. Никаких тягостных впечатлений быть не должно!

Иногда требуется дополнительный четвертый компонент современной анестезии – миоплегия, расслабление всех мышц во время «больших» операций на легких, органах брюшной полости, на кишечнике… Но так как при этом расслабляется и дыхательная мускулатура, больному приходится делать искусственное дыхание. Вопреки досужим страхам, искусственное дыхание во время операции не вред, а благо, поскольку позволяет и анестезию дозировать более точно, и избежать многих осложнений.

И тут уместно рассказать о видах современной анестезии.

Укол или маска?

Если требуется расслабить мышцы, приходится делать искусственное дыхание. А при искусственном дыхании наркоз разумно подавать в легкие в виде газа, либо через эндотрахеальную трубку, либо через маску. Масочный наркоз требует от анестезиолога большего искусства, большего опыта, а эндотрахеальный позволяет более точно дозировать препарат и лучше прогнозировать реакцию организма.

Можно провести внутривенную анестезию. Американская школа настаивает на ингаляционной, европейская, в том числе и российская, – на внутривенной. Но детям все-таки чаще делают ингаляционный наркоз. Просто потому, что ввести иголку в вену малышу довольно хлопотно. Часто ребенка сначала усыпляют с помощью маски, а потом под наркозом пунктируют вену.

К радости педиатров, в нашу практику все шире входит поверхностная анестезия. На место предстоящего введения капельницы или иглы шприца наносится крем, через 45 минут это место становится нечувствительным. Укол получается безболезненным, маленький пациент не рыдает и не бьется в руках врача. Местная анестезия как самостоятельный вид к детям применяется сегодня крайне редко, только как вспомогательный компонент во время больших операций, для усиления обезболивания. Хотя раньше под ней даже аппендицит оперировали.

Сегодня очень распространена регионарная анестезия, когда анестетик вводится в область нерва и обеспечивает полное обезболивание конечности, кисти или стопы, а сознание больного отключается малыми дозами гипнотических препаратов. Этот вид анестезии удобен при травмах.

Есть еще и другие виды обезболивания, но какие-то из них устарели, какие-то применяются крайне редко, так что вникать в эти тонкости пациентам необязательно. Выбор анестетика – прерогатива врача. Хотя бы потому, что современный анестезиолог во время операции использует как минимум полтора десятка препаратов. И каждый препарат имеет несколько аналогов. Но приносить свои ампулы врачу не надо. Закон это запрещает.

Смотрите также:

в какие мифы о наркозе до сих пор верят пациенты

Как вообще работают наркоз и анестезия? И разве это не одно и то же?

Нет, это разные вещи. Наркоз — состояние, в которое пациента вводят врачи. Его цель в том, чтобы больной потерял сознание, то есть погрузился в сон, а следовательно, у него расслабились скелетные мышцы и произошло обезболивание.

Анестезия — это элемент наркоза, когда пациент теряет чувствительность к боли. Причем процесс может отличаться в зависимости от того, какие компоненты используются. Например, опиатные анальгетики — всем известный морфин — взаимодействуют с соответствующими рецепторами в организме и блокируют ответную болевую реакцию. А местные анестетики, например, лидокаин, обратимо блокируют проводимость нерва, рядом с которым и вводятся.

Какие виды наркоза бывают?

Один из самых распространенных — внутривенная анестезия. Обычно ее используют для кратковременных операций (не более получаса). Пациенту внутривенно вводится ряд веществ, например, гипнотики (заставляют уснуть). Они могут сочетаться с обезболивающими, часто для этого используют наркотические анальгетики, которые, с одной стороны, обезболивают человека, с другой — усиливают седативный эффект.

При длительных операциях, как правило, делают эндотрахеальный наркоз. Для этого используются газообразные анестетики, которые вводятся в организм человека через специальную трубку. Препарат через легкие попадает в кровь, а из нее — в центральную нервную систему, тем самым вызывая сон. Один из самых старых и распространенных до сих пор газовых анестетиков — закись азота (веселящий газ). Она, как правило, подается в аппарат из специальных баллонов. Преимущество этого вида анестезии — ее полная управляемость и относительная безопасность, человек полностью расслаблен, поэтому хирург может выполнять любые по сложности манипуляции.

Современные газовые анестетики представляют собой летучие жидкости. В наркозном аппарате их заливают в испаритель — специальное устройство, которое дозированно выдает препарат пациенту. Этим процессом управляет анестезиолог. Врачи также могут использовать комбинации этих двух видов в зависимости от операции.

Не всегда при хирургическом вмешательстве пациенту требуется наркоз — при малых операциях можно обойтись местной анестезией. Обычно это зависит от особенностей анатомии человека, наличия у него непереносимости анальгетиков, объема операции, зоны тела, где она будет проводиться, и пожеланий хирурга. Но желание пациента также всегда должно согласовываться со специалистом. Перед каждой операцией анестезиолог обязан не просто спросить согласие на анестезию, но также и рассказать об ее особенностях и потенциальных осложнениях.

То есть для разных видов операций есть свои стандарты обезболивания?

Да. Например, для урологических, проктологических и гинекологических хирургических манипуляций, а также для операций на нижних конечностях используется спинальная анестезия — когда местный анестетик вводится в спинномозговой канал.

по теме

Эпидемия

Эпидемии. Откуда они берутся, что на них влияет и когда мы их победим?

Альтернативой спинальной анестезии может стать эпидуральная, когда в эпидуральное пространство, расположенное в позвоночнике, через специальный катетер вводится местный анестетик. В зависимости от вида операции (грудная, брюшная полость) анестезиолог определяет место его введения. При этом врач может ввести в эпидуральное пространство не только местный анестетик, но и опиоидные обезболивающие, усиливающие действие. Иногда эпидуральный катетер может оставаться на время, чтобы через него проводить обезболивание по требованию пациента (так называемая продленная эпидуральная анестезия).

Более сложные и серьезные вмешательства всегда связаны с длительной подготовкой со стороны анестезиолога — установкой центрального венозного катетера, проведением инфузионной терапии, коррекцией показателей свертывания крови и других важных параметров. Также важно учитывать, экстренная это операция или плановая. 

А можно поподробнее про разницу между спинальным и эпидуральным обезболиванием?

Во время спинальной анестезии препарат вводится на уровне поясницы в субарахноидальное пространство (в полость между мягкой и паутинной мозговыми оболочками спинного мозга, заполненную спинномозговой жидкостью). Обычно все ограничивается парой уколов. Таким образом обезболиваются мягкие ткани над местом инъекции и непосредственно введение препарата под твердую мозговую оболочку. Такая анестезия действует от двух до шести часов, и технически ее проще провести.

При эпидуральной анестезии препарат вводится в пространство между твердой оболочкой спинного мозга и надкостницей позвонков, содержащее соединительную ткань и венозные сплетения. Оно расположено ближе к коже по сравнению со спинальным. Анестезия делается на любом уровне позвоночного столба. Она считается технически более сложной манипуляцией.

Я читал, что из-за эпидуральной анестезии может развиться паралич.

Это распространенный страх, но анестезиологи уверяют, что сегодня это практически исключено. Такое осложнение могло возникнуть уже после операции из-за неправильного ухода за катетером, вследствие чего у пациента появлялся гнойный эпидурит, который вызывал неврологическую симптоматику с потерей функции нижних конечностей. Или из-за неправильных действий анестезиолога, когда пункция эпидурального пространства происходит на высоких уровнях (есть риск непреднамеренного повреждения спинного мозга). Но в большинстве случаев эпидуральная анестезия не грозит ничем кроме головной боли в течение нескольких дней после операции.

А всем можно анестезию?

В ситуациях угрозы жизни, когда человеку необходима операция, врачи практически всегда применяют анестезию. Например, если на кушетке окажется пострадавший в ДТП, которому незамедлительно нужно хирургическое вмешательство, риск провести его с анестезией при любых показаниях здоровья будет меньше, чем риск отказа от него.

Если пациент пришел на плановую операцию, то анестезиолог обязан после сбора анамнеза подобрать подходящий вид анестезии с учетом здоровья пациента. Врачи при этом руководствуются правилом: объем и риск анестезии не должен превышать рисков со стороны хирурга. Возраст больного не может быть противопоказанием. Специалисты учитывают все тяжелые хронические заболевания, осложняющие состояние здоровья, и аллергические реакции на компоненты анестезии.

Есть ли разница между старыми и новыми препаратами?

Да есть: в их расходе, эффективности и безопасности использования. Однако для пациентов она незаметна; чтобы оценить разницу, надо быть анестезиологом.

Как подготовиться к наркозу и как пережить выход из него?

Подготовка зависит непосредственно от вида обезболивания и оперативного вмешательства. Что и как лучше сделать, расскажет врач перед операцией. Просто настройтесь на доверительные отношения с лечащими врачами, так будет гораздо спокойнее.

Каждый пациент переносит выход из наркоза индивидуально, не всем бывает плохо, но многие чувствуют тошноту и сонливость, мышечную дрожь. Все зависит от особенностей организма и препаратов, которые вводились во время операции. После пробуждения важно прислушиваться к своему организму и при любых отклонениях сообщать врачам.

по теме

Лечение

Откуда берутся психические расстройства и как их лечить? Интервью с врачом

Могут ли быть длительные последствия наркоза?

После эпидуральной анестезии могут быть головные боли, зуд, тошнота и рвота, обычно это длится не более недели. После внутривенной анестезии могут появляться галлюцинации (ненадолго), но это проходит само по себе без вмешательства врачей. При ингаляционной анестезии единственное изученное осложнение — снижение фертильности и увеличение частоты выкидышей у женщин.

Влияет ли анестезия на память и продолжительность жизни?

После операции пациенты порой не могут вспомнить, как проходила подготовка. Но в отдаленной перспективе анестезия на память никак не влияет. Хотя были научные публикации, в которых отмечалось, что у некоторых людей наркоз может оказывать неблагоприятное воздействие на так называемую мгновенную память.

Про наркоз любят шутить, что он отнимает три года жизни у больного и отдает их анестезиологу. Но это не больше, чем страшилка. Последствия наркоза не могут сократить продолжительность жизни, повлиять на нее могут только последствия операции.

В медицинской практике не существует такого наркоза, который больной не смог бы перенести. Не выйти из наркоза и умереть невозможно, это миф, уверяют врачи, если все было сделано правильно.

Можно ли проснуться во время операции?

Такой случай бывает один на тысячу. Проснуться можно только на кушетке у низкоквалифицированного анестезиолога. Причем риски при этом небольшие: никакого вреда здоровью, кроме нервного стресса, это не принесет. Многие анестезиологи предпочитают будить пациента на завершающем этапе операции, когда хирурги накладывают последние швы. При этом боли пациент не чувствует (если параллельно вводились обезболивающие), но в себя приходит быстрее.

«Би-би-си» рассказывает историю женщины, которая проснулась во время наркоза, но из-за того, что ее тело было парализовано, она не смогла сообщить об этом врачам. Она настолько сильно испугалась, что уже 10 лет, прошедших с момента операции, видит кошмарные сны об этом каждую ночь. Издание указывает, что проснуться на операционном столе во время наркоза могут порядка 5 % людей по всему миру. Guardian со ссылкой на экспертов также отмечает, что пробуждение во время операции происходит крайне редко.

При этом издание The Guardian пишет, что в состоянии осознанности во время наркоза находится один человек из тысячи. Кроме того, уровень смертности от общего наркоза снизился за последние 30 лет: от одного погибшего на 20 тысяч пациентов — до одного или двух погибших на 200 тысяч человек.

Как понять, хороший ли анестезиолог?

В России на каждые сто тысяч человек приходится чуть больше 20 анестезиологов, следует из отчета Всемирной федерации обществ анестезиологов (WFSA). Определить, сколько среди них хороших специалистов, сложно.

Универсального вопроса, который можно задать анестезиологу, чтобы понять, насколько он квалифицирован, нет. Можно задать несколько вопросов, которые вас волнуют, и посмотреть, что на них ответит ваш врач. Понять, хороший ли специалист вам попался, к сожалению, удастся только после операции. Доверять отзывам в интернете не стоит, большинство пациентов не запоминают имени своего анестезиолога и видят его всего три раза в жизни.

Анестезия в вопросах и ответах

Самый распространенный страх, касающийся наркоза, – «вдруг я не проснусь после операции?». На этот счет можно сразу успокоиться. Для здорового человека вероятность тяжелых осложнений – 0,0005%. То есть один случай на 200 тысяч операций. Риск, что вам на голову упадет сосулька с крыши, в 25 раз выше.

Так что можно раз и навсегда перестать бояться: сегодня анестезия – реально одна из наиболее безопасных вещей в нашей жизни. Причем все ее виды – от местного обезболивания до глубокого наркоза.

САМИ МЫ МЕСТНЫЕ

Пожалуй, самые распространенные сегодня виды анестезии – эпидуральная (перидуральная) и спинальная. В быту их часто называют «укол в спину». Но это не одно и то же. Используют их в основном при необходимости обезболивания ниже пояса.

При эпидуральной анестезии препарат вводят через тонкий катетер. Дозу можно добавлять – это удобно, когда нужно, чтобы анестезия работала долго (например, при родах или послеоперационном обезболивании). Спинальная анестезия предполагает однократную инъекцию анестетика, и болевая чувствительность в этом случае теряется не более чем на 5–6 часов.

Вопрос № 1: «А вдруг при уколе повредят спинной мозг и меня парализует?»

Спинной мозг совершенно точно не пострадает. В месте, где делают инъекцию, его просто нет – он заканчивается выше по позвоночнику. Препарат вводят в жидкость, окружающую так называемый «конский хвост» – отдельные нервные волокна. Игла просто раздвигает их, а повредить не может. Единственное возможное осложнение спинальной анестезии – не опасное, но весьма неприятное – головная боль, которая может беспокоить от 3 дней до двух недель. Она снимается обычными обезболивающими препаратами и напитками с высоким содержанием кофеина (например, колой или собственно кофе).

Вопрос № 2: «А если я не хочу чувствовать, что со мной что-то делают? Даже если это не больно, все равно неприятно».

В таком случае можно попросить анестезиолога дать вам легкие седативные препараты, вызывающие сон. Если врач грамотный, можно твердо рассчитывать, что вы спокойно проспите всю операцию. Сегодня это обычная практика. Правда, справедливости ради нужно сказать, что в России она пока распространена меньше, чем в Европе и США, – в нашей медицине вообще недооценивают психологический компонент. Поэтому стоит заранее навести справки и выбрать клинику, где практикуют подобный метод.

НАРКОЗА НОСТРА

Высший пилотаж анестезиолога – наркоз, или общая анестезия. Фактически это управляемое отключение головного мозга. Организм в этом случае не реагирует ни на какие внешние раздражители. Благодаря комбинации препаратов обеспечиваются и обезболивание, и расслабление мышц, и управление жизненно важными функциями организма.

Общая анестезия защищает нас не только от болевого и психологического шока. Даже если мы без сознания, организм реагирует на боль мощным выбросом «гормонов стресса». Наркоз снижает эту реакцию, а также расслабляет мышцы, даря нам покой, а врачу – оптимальные условия для работы.

Вопрос № 1: «Вдруг я не засну?»

Этого не может быть, потому что не может быть никогда. Рассуждать на эту тему – все равно что обсуждать вопрос: «Вдруг во время операции за мной прилетят инопланетяне?»

Вопрос № 2: «Вдруг я проснусь во время операции?»

А вот это возможно. Более того, иногда это даже бывает необходимо. При некоторых вмешательствах (например, на спинном мозге) анестезиолог будит пациента в середине операции, чтобы он выполнил несколько команд нейрохирурга – например, пошевелил пальцами. После этого человек засыпает снова и после операции ничего не помнит об этом эпизоде. Но вероятность незапланированного пробуждения минимальна. Дело в том, что из наркоза выходят постепенно, и, если анестезиолог заметит хоть какие-то признаки несвоевременного пробуждения, он сразу же примет меры.

Вопрос № 3: «Правда ли, что во время наркоза могут возникнуть неприятные ощущения и жуткие галлюцинации?»

Раньше такое действительно бывало, и именно поэтому многие препараты для наркоза оказались вытеснены с рынка. В частности, кетамин, который вызывал страшные видения, поэтому со временем его стали применять только у животных (у них, как и у детей до 5 лет, кошмаров не бывает). Современные лекарства практически никогда не вызывают галлюцинаций.

Вопрос № 4: «После наркоза будет тошнить?»

3 СОВЕТА ПЕРЕД ОПЕРАЦИЕЙ

Перед общей, спинальной или эпидуральной анестезией очень важно:

– Хорошо выспаться и не нервничать.
– За 6 часов до операции не есть, за 2 часа не пить.
– Если вы постоянно принимаете какие-то лекарства, нужно принять их в обычной дозе и обычном режиме, за исключением мочегонных и противодиабетических таблеток.

Большинство наркотиков, применяемых для общей анестезии, могут вызывать тошноту. К тому же это неприятное ощущение провоцируют многие операции: гинекологические, лапароскопические, лор-вмешательства в области уха. Поэтому во время наркоза врач часто вводит пациенту препараты, снимающие тошноту.

Вопрос № 5: «Правда ли, что общая анестезия приводит к ухудшению памяти? И вообще, что каждый наркоз отбирает 5 лет жизни?»

Анестезиологи категорически утверждают: не отбирает и пяти минут. И память не портится. Правда, не надо путать последствия наркоза с последствиями болезни или травмы. Если, например, человек после черепно-мозговой травмы перенес несколько операций под общей анестезией, у него действительно могут возникнуть проблемы с памятью, но виноват в этом будет вовсе не наркоз. Проведено множество исследований, и ни одно не доказало, что даже многократное общее обезболивание влияет на память.

Вопрос № 6: «Может ли после общей анестезии возникнуть наркотическая зависимость?»

Не может. После однократного введения наркотика во время анестезии «подсесть» на него невозможно. Даже завязавших наркоманов во всем мире спокойно оперируют под наркозом, и это не становится причиной их возвращения к наркотикам.

Вопрос № 7: «Лечащий врач сказал, что мне противопоказан наркоз по состоянию здоровья. Как же мне тогда лечиться?»

Не обращайте особого внимания на такие заявления, пока не проконсультируетесь с анестезиологом. Только он имеет право принимать решения по вопросам анестезии. К сожалению, в России терапевты или, например, эндокринологи часто склонны превышать свои полномочия, делая заявления типа: «При вашей щитовидке (сердце, печени и т. д.) наркоз вам противопоказан!» На самом деле абсолютных противопоказаний к общей анестезии нет. Только специалист может решить, какая именно анестезия предпочтительна в данном случае, а также возможна ли для конкретного человека анестезия в условиях амбулаторной операции или стационара одного дня или ему необходимо побыть после операции в больнице.

Вопрос № 8: «А вдруг под наркозом я сболтну лишнего или расскажу то, о чем никто не должен знать?»

Действительно, люди иногда что-то бормочут, входя в наркоз или выходя из него. Но это случается не чаще, чем разговоры во сне в обычной жизни. И, как правило, никакие страшные тайны миру таким образом не становятся известны. Чаще всего люди бросают реплики из каждодневного обихода: «Да, отчет я уже составила» или «Мурзик, не приставай, сейчас тебя покормлю».

КАКАЯ АНЕСТЕЗИЯ ВАМ НУЖНА?

СТОМАТОЛОГИЯ ПОД ОБЩИМ НАРКОЗОМ: СТОИТ ЛИ?

Модное сейчас в России лечение зубов под наркозом далеко не всегда оправданно. Некоторые медицинские центры идут на риск по принципу «любой каприз за ваши деньги». Однако подобная стоматология во сне безопасна только в клинике, где есть операционная и реанимация или хотя бы палата посленаркозного наблюдения. Последняя нужна, чтобы была возможность оказать неотложную помощь при осложнениях. Большинство хороших стоматологов вообще не советуют применять наркоз при лечении зубов без крайней необходимости.

Часто задаваемый вопрос «Доктор, какой вид анестезии безопаснее?» некорректен в принципе. Неправильно считать, что спинальная анестезия предпочтительнее для пожилых и ослабленных больных как более щадящая. В каждом случае есть индивидуальные показания, и анестезиолог делает выбор в зависимости от типа операции, состояния пациента и даже от его психологического настроя.

Так что вид анестезии выбирает врач, а мы можем выбирать врача и клинику. Аппаратура, технологии, препараты в общем сравнимы и у нас, и на Западе. Основное отличие в том, что в России ниже уровень подготовки специалистов, нет единой медицинской школы, достоверной статистики и недоступны объективные рейтинги клиник. Поэтому огромную роль играет человеческий фактор: личность врача, его опыт, рекомендации пациентов. Если интересоваться всеми этими факторами, в большинстве случаев и в России можно попасть к грамотному анестезиологу, который специализируется именно на данном виде операций.

ЧТО ПОМОЖЕТ СОРИЕНТИРОВАТЬСЯ В ВЫБОРЕ ВРАЧА

– Мнение хирурга, который будет оперировать. Информация о хирурге обычно более доступна, и если это грамотный специалист, то работать с плохим анестезиологом он не будет.

– Общение на специализированных медицинских форумах в Интернете. Неформальные рассказы о том, какой репутацией пользуется тот или иной анестезиолог, могут оказаться гораздо полезнее, чем его высокие звания и разнообразные сертификаты.

– Предварительная беседа с самим анестезиологом. Профессионал подробно и доброжелательно объяснит, какая именно анестезия в вашем случае предпочтительна и почему, спокойно ответит на все вопросы. Чем их больше, тем лучше. Принятый у иных российских докторов ответ «Вы все равно не поймете» – признак не только плохого воспитания, но и медицинского невежества. Выражение «Если после беседы с врачом больному не стало лучше – это плохой врач» в случае анестезиологов особенно актуально. Научно доказано, что обстоятельная беседа с пациентом успокаивает перед наркозом значительно эффективнее, чем лекарственные препараты.

ЗАМОРОЗКА И ЛЕГКИЕ СНЫ

Местная анестезия, так называемая заморозка, не требует участия анестезиолога и применяется обычно при малых операциях: в стоматологии, дерматологии и т. д. Практически единственное возможное здесь осложнение – аллергические реакции. Но, во-первых, современные местные анестетики вызывают такие реакции несоизмеримо реже, чем новокаин, отметивший недавно 100-летний юбилей. Во-вторых, можно предварительно сделать кожные пробы или сдать анализ крови на специфические иммуноглобулины Е к лекарственным препаратам. Это имеет смысл сделать людям, склонным к аллергии.

Нередко для некоторых диагностических процедур или в дополнение к местной анестезии предлагают седацию. Ее уже проводит анестезиолог. Вроде бы наркоз, а вроде бы и не совсем, просто сон. Разница между ней и общим наркозом состоит в том, что седация, в отличие от него, не отключает центральную нервную систему, а лишь тормозит. То есть человек достаточно глубоко спит, но его можно разбудить, если позвать по имени или слегка растормошить. Иногда при седации человек скорее дремлет – у него просто снижена чувствительность, он полностью расслаблен. Все зависит от задачи, которая стоит перед анестезиологом.

Один из самых новых видов анестезии – плексусная анестезия, укол в сплетение нервных стволов. Например, блокада лестничного сплетения (в области шеи) дает возможность делать операции на сонной артерии, оставляя человека в сознании. Это позволяет врачу лучше контролировать ход операции, а значит, и ее результат. В России, в отличие от западных стран, этот метод пока применяют нечасто.

БОЛЬШЕ НЕ В ЭФИРЕ

Самый известный препарат для анестезии – это эфир, хорошо знакомый всем по литературе и кино. Но у него есть серьезные неудобства: он вызывает у пациентов неприятные ощущения, в такой наркоз долго и тяжело входят и выходят из него. К тому же эфир взрывоопасен, а значит, в операционной нельзя пользоваться некоторыми электрическими инструментами. Поэтому сегодня эфирный наркоз не применяют вообще.

НЕРЕАЛЬНЫЙ СЕКС

Один из многочисленных мифов – что во время наркоза часто бывают эротические видения. Такой эффект действительно был у одного-единственного анестетика кратковременного действия – сомбревина. Он давал сексуальные видения такой силы и яркости, что после наркоза человеку даже на некоторое время становился неинтересен обычный секс. Сейчас этого препарата на рынке нет.

ЭКСПЕРТ: Александр РАБУХИН, доктор медицины, анестезиолог филиала № 6 Центрального военного клинического госпиталя № 3 имени А. А. Вишневского Минобороны России, член Американской ассоциации анестезиологов (ASA)

Текст: Людмила Дмитриева

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Внутривенный наркоз — «Внутривенный наркоз вызвал у меня сильные галлюцинации и перенес меня в другой мир. «Кто я и где я» — эти вопросы возникали у меня в голове»

Пришлось мне тут пережить внеплановый внутривенный наркоз. Я думала что это будет из серии уснула как будто на секунду и сразу проснулась. Такой наркоз у меня был много лет назад. Тогда я помню что мне надели маску и я хотела сказать врачам, что я еще в сознании, но оказалось что все уже закончилось. Под наркозом я была час или два (точно не вспомню), а для меня было ощущение, что все произошло мгновенно.

Но внутривенный наркоз оказался совершенно другим. Тут я себя почувствовала настоящей наркоманкой, которой хотелось снова очутится в этом странном состоянии.

 

Наркоз мне вкололи прямо в капельнцу, которая уже была у меня подсоединена через катетер. Пришел анестезиолог, через шприц ввел в меня неизвестное мне лекарство.

 

До всего этого дела, конечно, интересовались была ли у меня аллергия на какие-либо лекарства, я ответила что нет. Поэтому меня не проинформировали какой именно препарат мне вкалывали. Боюсь ошибиться, поэтому вслух называть не буду, но препарат очень похож на один наркотический, судя по описанию (я любопытствовала в интернете по поводу подобных историй с галлюцинациями).

 

Я поняла выражение «провалиться в сон«. Это не когда ты закрыл глаза и сладко уснул, а именно провалился. Сознание быстро, но плавно переместилось в какое-то другое измерение. Но сначала я почувствовала странные ощущения в горле. Я только успела спросить нормально ли это и оказалась где-то в другом месте. Причем ощущала себя не как во сне, а четко чувствовала свое сознание именно здесь и сейчас, а все остального из реальной жизни как будто не существовало никогда.

 

Я потом читала форумы с рассказами во время видений во время наркоза и было много людей с похожими галлюцинациями.

 

Очнеь сложно передать словами свои ощущения при внутривенном наркозе, но нашла очнеь похожее описание состояния при шизофрении и людей под опиумом. Подозреваю мой наркоз был точно каким-то наркотическим.

Возникновение миров из беспредметных чувств свойственно ранним стадиям шизофрении, встречается при отравлениях (например, опиумом), нередко фиксируется в момент перед эпилептическим припадком. При шизофренической трансформации личности больные «теряют контакт» с вещами, чувствуют себя «далекими» и чужими: «Что там есть в мире? Я к нему больше не принадлежу».
При этом люди переживают ощущение кристальной ясности — но оно бессодержательно, так что им не удается поделиться своим «открытием» с другими.


Человек верит, что постиг глубочайшие из смыслов: вневременность, мир, Бог, смерть. Но когда это состояние проходит, он уже не может воспроизвести или описать свои переживания — ведь у него случился обман чувств.

 

У меня очень было схожее состояние как выше. Очень хотелось поделиться и рассказать о нем всем, но я не могла. И не потому что забыла, я до сих пор помню эти ощущения, правда уже не так подробно, просто это все возникает на уровне чувств, которые сложно описать.

 

Мое сознание во сне стало существовать отдельно. Просто не было тела и это не казалось странным. Вот есть я, но я существую не как человек или что-то отдельное, а как часть этого всего этого большого мира, меня не видно, но я есть.

Чтобы попробовать передать свои эмоции в тот момент, просто представьте себе такую ситуацию…
Вы человек, у вас есть тело, вы его видите, умеете им управлять, дышите. А теперь представьте что у вас нет тела. Вы как бы не существуете в привычном понимании этого слова. Что-то от вас есть, но что… Вот и такие мысли возникали у меня «Кто Я? Что Я? Где Я?». И «где» имеется ввиду не место, а где я сама, что я такое?

 

И вот мое сознание стало перемещаться вне времени и пространства. Вся память о реальной жизни в этом месте стирается, как будто ничего никогда и не было.
Передо мной были белые фигуры в виде каких-то квадратов среди которых я перемещалась, и пространство было какое-то матричное. Я будто куда-то летела. И звук… Не могу его описать, я до сих пор его слышу в голове.

Самое интересное ощущение, будто я познала ВСЕ, что я поняла как на самом деле устроен мир. И я думала над этими новыми знаниями все так же перемещаясь в этом непонятном пространстве.

 

Хотелось бы мне сейчас подробнее это все воспроизвести, но не получается. Все 1 в 1 как ситуация приведенная в цитате.

 

После того как я налеталась по этому странному белому матричному пространству я немного увидела себя и врачей сверху, но смотрела с очень высокого расстояния. Было несколько картинок с разным промежутком времени. Даже что-то слышала что происходит, но звук был какой-то не четкий, будто издалека. Я просто спокойно наблюдала за тем что там происходит.

 

Был и еще один забавный случай. Я слышала как звонит мой будильник (а телефон остался в палате). Будильник я завела чтобы сдать анализы. Он был заведен на 6.50. (В это время как раз я была под наркозом). И слышу слова «Чей будильник? А это у <JustLook> звенит, видимо завела чтобы анализы сдать не проспать.

Когда я пришла в себя, то сразу попросила телефон, думала его принесли мне сюда раз я слышала свою мелодию. Но мне сказали что его тут нет.

Вот такие глюки при внутривенном наркозе, а может сознание реально в палате той было?))))

 

Не знаю сколько времени прошло, но потом я стала понимать, что мне срочно нужно возвращаться, как бы хорошо мне тут не было. И я стала пытаться проснуться. Это было очень сложно.

Не знаю как описать ощущения, но приходилось заставить разум покинуть это странное место, чтобы оказаться снова в реальности. Причем сначала мне нужно было себя заставить поверить, что это пространство не тот мир, где я живу постоянно, что существует другое место.

Когда стало что-то получатся, то первым делом я увидела потолок. Мне приходилось концентрироваться на лампе в потолке, чтобы зацепиться сознанием за реальный мир. Потом я стала рассматривать свои руки, привыкая к тому, что у моего сознания есть тело. И потихоньку начала осознавать, что я оказалась в реальном мире.

Все звуки сначала были отдаленные, как будто они где-то не тут. Потом они становились все громче и реальнее. Я попыталась открыть глаза и рассмотреть что происходит. Я лежала все там же. Мне еще потребовалось некоторое время осознать что я уже тут, тот мир нереальный, а я все это время находилась тут.

 

Попыталась спросить время, а говорить было тяжело, язык еле слушался. Ощущение что я очнеь очнеь пьяная, так как речь была какая-то заторможенная. И мне захотелось поговорить с мед. персоналом. Даже захотелось рассказать о том, что я видела, но я подумала, что меня сочтут сумасшедшей и решила промолчать.

 

Надеюсь, когда я приходила в себя, я вела себя адекватно, а то я такого начиталась… Самое смешное было, девушка писала о том, что у нее были галлюцинации что все врачи в огромных многометровых колпаках. И она смеялась и говорила «вот вы придурки, зачем вы это надели?». И это все она говорила в реальности).

 

Первое время, как только я отошла от внутривенного наркоза мне хотелось еще раз попасть в это место, так как оно казалось мне очнеь реальным и интересным. А именно понравилось новые ощущение и что я теперь знаю ВСЕ.

Правда сейчас я пишу отзыв и понимаю, что это немного жутковато и подобных ощущений больше испытывать не хочется.

 

Когда я попыталась найти в сети подобные интересные галлюцинации при наркозе, то мне попались множество похожих между собой историй. Но они, в основном, разделялись на несколько видов:

  • кто-то летал как я в странном пространстве,
  • у кого-то были очень яркие цветные видения,
  • кто-то ходил по коридору с множество дверями,
  • а кому-то показывали кошмары со страшными существами или умершими родственниками.

 

Очень много людей писало на форумах, что это дешевый внутривенный наркоз, который используют бесплатно в больницах. И по описанию это похоже на Кетамин. Попала даже на форум, где отписывался анестезиолог. Из его сообщений я поняла, что грамотный анестезиолог или тот, кому хорошо заплатили, сделает наркоз хорошо, что не будет плохих последствий. Что-то там дополнительно с этим препаратом вводится, чтобы психику успокоить. А если сложно отходят от наркоза (может быть тошнот рвота и т.д.), то вводится какой-то препарат, чтобы быстрее вывести препарат.

А еще очень многое зависит от эмоционального состояния человека. У меня было хорошее настроение, я себя прекрасно чувствовала и, возможно, именно поэтому я не испытывала страха и ужаса, как многие другие. А, возможно, мне попался грамотный специалист.

Я рада, что у меня не возникало негативных эмоций, мне не было страшно, мне было даже интересно, потому что все, что со мной происходило под наркозом было необычно и казалось очень реальным, реальнее реальной реальности. А ведь у многих были сложности, особенно касаемо эмоций и они хотели бы это забыть.

 

Далее я сутки провела в реанимации под присмотром компьютера, который отслеживал мое состояние.

 

Даже не знаю как подытожить свой отзыв, он у меня получился немного странным. И перечитывая его складывается ощущение, что читаю бредни наркомана. Но я лишь поделилась тем, что произошло со мной во время внутривенного наркоза.

Сам вид наркоза я не могу рекомендовать или не рекомендовать. Судя по тому что я узнала о разновидностях наркоза у всего есть свои плюсы и минусы. Здесь главное выбрать грамотного специалиста, который сделает все правильно и у вас останутся приятные впечатления и легкое отхождение. Но это все надо обговаривать с анестезиологом, мне с ним повезло. И 2 вида анестезии у меня прошли хорошо в ГКБ №36 имени Иноземцева. Там действительно отличные специалисты.

 

Отзыв об эпидуральной анестезии.

 

P.s. если у вас было что-то подобное, то я с удовольствием прочла бы в комментариях, так как эта тема мне, действительно, очень интересна.

Как действует анестезия | BroDude.ru

Времена, канувшие в Лету, кажутся нам суровыми и жестокими отчасти из-за неразвитой медицины и варварских методов лечения. Пациенты зачастую переносили страшные мучения во время операции, ведь наркозом для многих служили зажим для зубов и пара глотков дешевого пойла. Клиенты побогаче могли рассчитывать на маковое молочко – эта привилегия была доступна лишь тем, кто был готов выложить кругленькую сумму. Хуже всего приходилось несчастным, которые попадали в полевые госпитали во время сражения, ведь весь спектр операций – от удаления стрел до ампутации конечностей – проводился без наркоза. По этой причине некоторые солдаты умирали от шока, а те, кому посчастливилось пережить сие мучение, теряли сознание где-то в середине процесса.

Нам посчастливилось жить в 21 веке, наука подарила человечеству наркоз. Задумывался ли ты о принципах его действия, о его влиянии на организм? Мы задумались и решили поделиться с тобой информацией, которую узнали.

1. Как действует анестезия

Для начала стоит сказать, что существует три основных типа анестезии: регионарная, ингаляционная и внутривенная. Регионарная наркотизация блокирует электрические сигналы, которые ответственны за чувство боли, и та часть тела, которая подвергается воздействию обезболивающего, на время будто отключается от мозга. Ингаляционная анестезия влияет на нервную систему целиком, включая мозг, и часто используется с внутривенной, чтобы держать человека без сознания в течение долгого времени. Как правило, она используется во время серьезных операций.

Анестезия влияет на нервную систему и мозг, а также на другие жизненно важные органы, такие как сердце, легкие и печень, поэтому очень важно подобрать необходимую дозу обезболивающего, и именно по этой причине ни в коем случае нельзя врать о своем росте и весе: путаница может привести к фатальным последствиям. Анестезиологи контролируют жизненно важные показатели во время операции, поэтому могут отрегулировать дозу наркотизации.

«Как работает наш мозг»

2. Может ли человек раскрыть все секреты под воздействием анестезии

Ты уже понял, что под анестезией вряд ли получится контролировать свои действия, а случаи, когда люди, выходя из наркоза, разговаривают, не являются редкостью или исключением. Теперь представь, что кто-то, тщательно скрывающий тайны, готовится к операции и знает, что после нее в палате будет дежурить близкий человек. Но что, если в состоянии наркотического бреда мозг заставит раскрыть такую тайну, которая была бы сохранена даже под дулом пистолета? Возможен ли такой вариант?

Как было упомянуто раньше, есть три типа анестезии, и зачастую используются такие вещества, как седатион, мидазолам вместе с фентанилом, опиоид. Но не будем тянуть – ответим на главный вопрос: нет, анестезия не заставит тебя разболтать все секреты, ведь она не действует как сыворотка правды. С большей вероятностью можно сказать что-то не то спросонья или же во время эмоционального возбуждения.

Как можно описать состояние, когда пациент выходит из наркоза? Представь свою самую эпическую пьянку, после которой наутро ты страдал от жуткого похмелья, теперь умножь это состояние в несколько раз. Вот, с чем сталкивается организм. Доктор Амнон Зонненберг, гастроэнтеролог и профессор Орегонского научного университета, описывает это как «умеренные нарушения, вызванные воздействием алкоголя на нервную систему». Но это еще не все. Доктор говорит, что такая расторможенность организма встречается редко, и одурманенные пациенты не раскрывают никакой личной информации, которую они держат в секрете и не хотят предавать огласке.

Анестезиолог Доктор Уэсли Кларк соглашается: «То, что люди говорят, очнувшись после наркоза, незначительно и скучно. Они могут сказать одну или две фразы после пробуждения, и обычно говорят что-то вроде «Это уже закончилось?» или «Когда все начнется?», или «Вот так дела, я спал и не помню, как уснул». Люди обычно говорят незначительные вещи, когда просыпаются, но это не стоит того, чтобы бояться случайно сболтнуть лишнего. Я никогда не видел, чтобы кто-то делал это».

Даже если представить, что ты единственный человек, который способен раскрыть все тайны под воздействием анестезии, то вряд ли это произойдет. Процесс седации (подготовки организма к анестезии) и момент выхода из наркоза проходит в присутствии врача, а не родственников – медицинский персонал связан этикой и не расскажет никому, что ты говорил в бреду.

«Гипноз: панацея или выдумка шарлатанов»

что чувствуют люди, очнувшиеся от наркоза во время операции и почему такое вообще может произойти

Почти тридцать лет назад Рейчел Бенмайор была на восьмом месяце беременности. У девушки было повышенное давление, и врачи советовали ей соблюдать постельный режим. Несмотря на это, давление становилось все выше, врачи решили сделать кесарево сечение. Рейчел должна была находиться под общим наркозом, но когда хирург сделал первый надрез, она проснулась.

Рейчел казалось, что по ней ездит грузовик. Она слышала все звуки и чувствовала ужасную боль. Позже врачи объяснили ей, что после вскрытия брюшной полости на органы давит воздух. Именно поэтому девушке казалось, что она попала в автокатастрофу.

Каждый день сотни врачей вводят сотни пациентов в состояние наркоза, чтобы провести операцию. Состояние пациента анестезиологи могут контролировать с помощью специальных мониторов. Однако узнать, находится человек в сознании и насколько успешно действует анестезия, сложно.

Рейчел вспоминает, что она слышала голоса, но не могла разобрать речь. Через некоторое время она поняла, что не дышит, и попыталась вздохнуть, но ничего не вышло. Девушке казалось, что она умирает, тогда она не знала, что за нее дышит машина.

— Через некоторое время я начала понимать, что они говорят. Врачи обсуждали свои планы на выходные. Потом один из них сказал: «Посмотрите, вот и ребенок». Тогда я поняла, что нахожусь в сознании во время операции. Я пыталась подать знак медикам, но мое тело было полностью парализовано, — рассказала девушка.

Согласно исследованиям европейских ученых, во время наркоза «просыпается» каждый тысячный пациент. Далеко не все из них чувствуют боль. Однако Рейчел еще долго страдала от панических атак и ночных кошмаров. Ей часто казалось, что она не может дышать.

По мнению врачей, существует несколько групп людей, которые могут очнуться под наркозом. Среди них женщины, полные люди, рыжеволосые и наркоманы. Однако даже это деление не может гарантировать остальным людям безопасность во время наркоза. Ни один врач не сможет с уверенностью сказать вам, что вы не проснетесь во время наркоза.

— Мы пытаемся успокоить людей, — рассказывает врач-анестезиолог. — Однако нас всегда мучает вопрос: должны ли мы сказать вам, что есть риск смерти во время операции. Ведь не сделав ее, вы точно можете умереть.

Врачи говорят, что попытки пациента сигнализировать о том, что он в сознании, еще больше пугают его. Человек запросто может поверить, что он парализован на всю жизнь, и испытать ужасные эмоции.

Американский психолог Хэнк Беннетт вспоминает, что однажды к нему на прием пришла девушка. Ее мама заметила изменения в поведении дочери после удаления аденоидов. Девочка перестала общаться с друзьями и отстранилась от семьи. Она не могла уснуть по ночам и ужасно боялась темноты. Психолог спросил девочку, может ли это быть связано с операцией.

— Она рассказала, что после наркоза не могла дышать. Многое она не помнит, но после операции постоянно должна убеждаться в том, что у нее будет возможность вздохнуть, — рассказал Хэнк.

Спустя время ребенок вернулся к обычной жизни, но это счастливый случай. По мнению врачей, нужно говорить с пациентом до операции. Рассказать ему, что будет происходить. Следует также поддерживать общение во время операции. Человек может очнуться, понять, что все в порядке и снова уснуть. Многие ученые считают, что успокаивающий голос помогает пациенту, даже если он не понимает, о чем идет речь.

Часто задаваемые вопросы об анестезии: опасности, побочные эффекты, факты

Что такое анестезия?

Анестезия — это лекарство, которое не дает пациентам почувствовать боль или резко снижает боль во время операции или родов.

Являются ли врачи анестезиологами?

Да. Анестезиологи — это высококвалифицированные врачи, специализирующиеся в этой конкретной области. Они получают такое же образование, как и другие врачи. Их обучение включает четыре года резидентуры по анестезиологии, а также дополнительную стажировку по определенным специальностям.

Какие бывают виды анестезии?

Есть четыре типа:

  • Общая анестезия , применяемая при крупных операциях, вызывает потерю сознания или усыпляет и лишает возможности двигаться.
  • Седация , часто применяемая при малоинвазивной хирургии, блокирует боль и вызывает сонливость, но не усыпляет.
  • Регионарная анестезия, , такая как эпидуральная анестезия или блокада нерва, вызывает онемение большей части тела, пока вы бодрствуете.Врачи часто используют регионарную анестезию с седацией или общую анестезию.
  • Местная анестезия обезболивает лишь небольшую часть тела при незначительных процедурах, таких как наложение швов или удаление родинки.

Как врачи проводят анестезию?

Вы можете получать анестетики в виде инъекций, ингаляций, лосьона для местного применения, спрея, глазных капель или пластырей.

Как проводится общая анестезия?

Взрослым и детям старшего возраста общая анестезия вводится внутривенно.

Маленькие дети могут вдыхать анестезию через маску или трубку, получая внутривенное введение после потери сознания.

Сколько времени нужно, чтобы подействовала анестезия?

Общая анестезия обычно усыпляет менее чем за 30 секунд.

Могу ли я решить, какой наркоз мне нужен?

Это зависит от типа операции, но это обсуждение между вами, хирургом и анестезиологом. Чтобы принять наилучшее решение, ваши врачи захотят узнать ваш номер:

  • История болезни, включая любые реакции на предыдущую анестезию
  • Текущие лекарства или лекарства, отпускаемые без рецепта
  • Известные аллергии

Насколько опасна общая анестезия?

Улучшенная технология мониторинга и улучшенные анестезирующие препараты делают общую анестезию безопасной для здоровых пациентов.

У вас будет повышенный риск хирургического вмешательства и анестезии, если у вас есть серьезные проблемы со здоровьем, например проблемы с сердцем или почками. Перед операцией ваш хирург и анестезиолог тщательно изучат историю болезни и проведут физический осмотр, чтобы оценить ваш риск.

Почему я не должен есть перед операцией?

Если вы съедите перед операцией, содержимое желудка может попасть в легкие, пока вы находитесь под наркозом. Это называется аспирацией — когда ваше тело дышит рвотой.Эта ситуация может быть опасной для жизни.

Каковы побочные эффекты анестезии?

После анестезии вы можете испытать:

  • Тошнота или рвота
  • Боль в горле
  • Вялость

Как общая анестезия влияет на мой мозг и тело?

Общая анестезия не дает вашему телу двигаться, пока вы без сознания. Тем не менее, ваше тело может немного двигаться. Поскольку даже небольшие движения могут быть опасны для некоторых операций, в этих случаях вам также понадобится расслабляющий мышцы.

Могу ли я получить аллергическую реакцию на анестезию?

Иногда у людей бывает аллергическая реакция на обезболивающие. Симптомы аналогичны любой другой аллергической реакции. Если вы испытывали реакцию раньше, сообщите об этом анестезиологу.

Вы перестаете дышать во время наркоза?

Нет. После того, как вы потеряете сознание, анестезиолог поместит дыхательную трубку вам в рот и нос, чтобы убедиться, что вы дышите правильно во время процедуры.

Анестезиолог остается со мной все время, пока я без сознания?

Да. Ваш анестезиолог руководит анестезиологической бригадой, состоящей из врачей-анестезиологов и медсестер. Член анестезиологической бригады будет оставаться рядом с вами, чтобы следить за вашими жизненными показателями и дыханием на протяжении всей операции. Это также гарантирует, что вы постоянно получаете правильную дозу анестезии. Анестезиолог будет часто проверять вас во время вашего лечения.

Как долго длится анестезия?

Сроки варьируются:

  • Внутривенное введение обезболивающего на срок до 8 часов
  • Блокада нерва может помочь справиться с болью в течение 12-24 часов
  • Спинальная блокада может облегчить боль на 24-48 часов
  • Эпидуральная анестезия — самая продолжительная, облегчающая боль до 4-5 дней

Сколько времени нужно, чтобы оправиться от анестезии?

Это зависит от типа перенесенной операции и вашей индивидуальной ситуации.

Что делать, если я чувствую боль после прекращения действия анестезии?

Ваш анестезиолог может помочь справиться с болью после того, как пройдет первоначальная анестезия.

Чем опасна анестезия? (с иллюстрациями)

Существует много опасностей, связанных с анестезией, но риски часто перевешиваются значительными преимуществами. Все формы анестезии, даже местные, могут нести риск аллергической реакции. Кроме того, анестезия, по сути, подвергает организм воздействию контролируемых уровней токсичных химикатов, чтобы либо временно остановить боль, либо вызвать полубессознательное или бессознательное состояние.Несмотря на риски, анестезия, обезболивание или состояния, угрожающие жизни или качеству жизни, как правило, оправдывают риск.

У очень молодых людей повышенный риск смерти, связанной с анестезией.

Поскольку большинство людей, которые проводят анестезию, специально обучены анестезиологии, осложнения, связанные с анестезией, уменьшились.В частности, измерения химического состава тела и функций организма во время введения анестезии стали очень точными. Таким образом, если проблема возникает во время приема лекарства, ее обычно решают немедленно.

Люди, страдающие проблемами сердца, могут подвергаться большему риску во время операции под наркозом.

Проблемы более вероятны, если анестезию проводит человек, не являющийся опытным анестезиологом. В общем, лучше обратиться к специалисту, а в дальнейшем отказываться от врачей с сомнительной репутацией. Чаще всего у людей возникают трудности, когда они пытаются сделать пластическую операцию по низким ценам.Врач, выполняющий операцию в «задней комнате», может не иметь лицензии или опыта в решении проблем, которые могут возникнуть во время анестезии.

Проблемы с анестезией гораздо чаще возникают в тех случаях, когда анестезиолог не имеет надлежащей подготовки.

Некоторые факты об опасностях анестезии хорошо известны. Как правило, очень больные, очень молодые или пожилые люди имеют повышенный риск смерти, связанной с анестезией, как правило, в результате общей анестезии, которая приводит к потере сознания. Кроме того, определенные условия могут увеличить риски анестезии. Люди с сердечными заболеваниями, травмами головного мозга или дисфункцией печени могут подвергаться большему риску во время операции, чем здоровые.

Для некоторых процедур седация с сознанием может быть альтернативой полной анестезии.

Наиболее частый риск возникновения анестезии — аллергическая реакция на одно из используемых лекарств. Это опять-таки обычно отмечается и сразу же решается, так как большинство пациентов, подвергающихся общей анестезии, находятся под постоянным наблюдением.Те, у кого аллергическая реакция на местный анестетик, скорее всего, отреагируют довольно быстро. Стоматологи и врачи, использующие местные анестетики, действительно имеют под рукой предметы первой необходимости на случай аллергической реакции.

Исследования 2003 года показывают, что лекарства, используемые для общей анестезии, убивают клетки мозга у развивающихся крыс.

Опасность анестезии для нерожденных детей также хорошо известна. Раньше женщинам обычно делали анестезию во время родов, но сейчас это редко, даже во время кесарева сечения. Вместо этого женщинам, которым необходимо рожать через кесарево сечение, как правило, делают эпидуральную анестезию, которая блокирует чувствительность от живота вниз. Это сводит к минимуму воздействие анестезии на ребенка.

Тип местного анестетика, эпидуральная анестезия, может обезболивать части тела от боли, например, во время родов или операции.

Исследования 2003 года показывают, что лекарства, используемые для общей анестезии, убивают клетки мозга у развивающихся крыс и мышей. Хотя эти исследования требуют последующего наблюдения за популяциями людей, некоторые предполагают, что риски анестезии у детей могут быть выше, чем предполагалось ранее. Можно не только рисковать смертью, но и вмешиваться в развитие мозга, и, возможно, возникнут проблемы с долговременной памятью или нарушения обучаемости.

Также было высказано предположение, что одним из возможных рисков анестезии может быть повреждение мозга здоровых взрослых.Может ли анестезия вызвать настолько серьезное повреждение мозга, чтобы повлиять на память или ускорить такие состояния, как болезнь Альцгеймера? Это вопросы, которые еще предстоит доказать, и нет статистических данных, которые могли бы в конечном итоге оценить риск. Опять же, преимущества хирургического вмешательства обычно перевешивают возможные опасности анестезии.

Это особенно касается детей.Немногим детям делают плановые операции. Они часто требуются для решения серьезных проблем со здоровьем. Часто рискуете не только анестезия, но и сама операция. Хотя любое хирургическое вмешательство сопряжено с риском, только часть опасности может быть связана с анестезией.

Даже во время кесарева сечения женщине редко делают анестезию.

Вы можете быть частично в сознании под общим наркозом.

Новое исследование исследует вопрос: «Сознание полностью потеряно во время наркоза или оно сохраняется в другом состоянии?» Ответ может удивить как анестезиологов, так и пациентов.

Поделиться на Pinterest Новое исследование показывает, что наш мозг продолжает обрабатывать информацию под общей анестезией.

Сознание кажется более стойким, чем мы думаем.

Он не только присутствует при клинической смерти, но и недавние исследования показывают, что он также переживает нашу смерть — по крайней мере, в течение 2–20 секунд.

Новое исследование, проведенное международной исследовательской группой, предполагает, что общая анестезия может быть не такой… общей, как мы думаем.

Фактически, исследование предполагает, что части нашего сознания остаются «бодрствующими» во время процедуры.

Команду совместно возглавляли доктор Гарри Шейнин, доцент фармакологии и анестезиолог Университета Турку в Финляндии, и Антти Ревонсуо, профессор когнитивной нейробиологии в Университете Сковде в Швеции и профессор психологии Университета. Турку.

Результаты были опубликованы в журнале Anesthesiology .

Доктор Шейнин и его коллеги случайным образом отобрали 47 здоровых добровольцев, которые получали пропофол или дексмедетомидин.

Препараты вводили постепенно, пока участники не перестали реагировать, что привело к «предполагаемой потере сознания».

В какой-то момент во время этого постепенного процесса «была сделана попытка разбудить участника, чтобы восстановить реакцию, сохраняя при этом постоянную инфузию лекарства.”

Во время анестезии всем участникам разыгрывали« совпадающие и несовместимые »предложения. Конгруэнтные предложения заканчивались так, как ожидалось, а неконгруэнтные — нет. Например, предложение «Ночное небо было наполнено мерцающими помидорами» несовместимо.

За их мозговой активностью следили с помощью электроэнцефалограммы (ЭЭГ) и позитронно-эмиссионной томографии.

Обычно во время бодрствования ЭЭГ регистрирует всплеск активности мозга, когда человек слышит неконгруэнтное окончание предложения.Но исследователи обнаружили, что в мозге под общим наркозом происходит что-то интересное.

Объясняет соавтор исследования Катя Валли, старший преподаватель когнитивной нейробиологии в Университете Скёвде.

«Когда мы использовали дексмедетомидин, — отмечает она, — ожидаемые слова также вызывали значительный отклик, что означает, что мозг пытался интерпретировать значение слов».

«Однако после того, как участники очнулись от наркоза, они не запомнили услышанные фразы, и результаты были одинаковыми для обоих препаратов.”

Кроме того, исследователи проверили, обрабатывает ли мозг участников звуки, не являющиеся словами. Всем добровольцам воспроизводился ряд неприятных звуков, когда они находились под водой, и им воспроизводились те же звуки снова после того, как они приходили в сознание.

Результаты ЭЭГ показали, что их мозг быстрее реагировал на неприятные звуки, которые они воспроизводили под наркозом, чем на новые звуки, которые они никогда не слышали, что свидетельствует о знакомстве с ними.

«Другими словами, мозг может обрабатывать звуки и слова, даже если субъект не вспомнил их впоследствии. Вопреки распространенному мнению, анестезия не требует полной потери сознания, поскольку достаточно просто отключить пациента от окружающей среды ».

Доктор Гарри Шейнин

Результаты перекликаются с результатами предыдущих исследований, и исследователи объясняют, что делает протокол этого исследования особенно надежным.

Они говорят, что использование постоянной инфузии как во время полусонного бодрствования, так и под анестезией позволило ученым отличить действие лекарств от других потенциально противоречивых эффектов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.